КрасФермер

16-09-2018 Андрей Болсуновский, глава крестьянского хозяйства «Ферма «Коза-дереза»

«Фермерская деятельность без первоначальной поддержки государства почти нереальна»

Вдохновитель и создатель красноярской фермы «Коза-Дереза» Андрей Болсуновский - аграрий не от сохи и не по династии. Шесть лет назад он резко изменил свою жизнь, бросив банковскую и переключившись на аграрную деятельность. За эти годы его фермерский проект стал известен за пределами Красноярского края. Он легко делится своим опытом с другими, и, даже подумывает открыть настоящую школу фермеров. Об этом он рассказал в интервью порталу «КрасФермер».

- Андрей Иванович, зачем вам при вашей нагрузке и огромном потоке дел, связанных с «Козой-Дерезой», начинать новый проект по кураторству начинающих фермеров?

- Мне это, прежде всего, интересно. Если говорить о школе фермеров, то сегодня в регионе есть нечто подобное, но там преподают теоретики. Я считаю, когда тебя учит не практик, а университетский преподаватель, ничего хорошего не получится. Хотя существующие сегодня курсы при нашем Аграрном университете имеют положительные отзывы от представителей хозяйств. Фермерам и прочим начинающим аграриям надо рассказывать, как вести административно-хозяйственную деятельность, и как отстаивать свои права, а этому в институтах не учат.

Кстати, в первую очередь, именно в помощь начинающим фермерам, мы недавно запустили информационный портал «Красфермер». Его задача как раз на понятном языке объяснить небольшим фермерским хозяйствам нормативную базу аграрного сектора. Донести до фермерских хозяйств и других представителей  малых форм хозяйствования на селе изменения в законодательстве,  новшества в аграрной политике и просто интересные  новости. Ведь даже я, человек с двумя высшими образованиями, иногда не могу найти нужный документ, а если и нашел, то перевести его с бюрократического языка на человеческий трудно. У нас законодатель, видимо, исходит из того, что фермер должен быть и юристом, и экономистом, и бухгалтером  в одном лице. Мы хотим сделать проект, от которого аграрии (и малые формы и  более масштабные структуры), и все, кто связан с этой отраслью, будут получать максимальное количество нужной, интересной информации.

- Пока такая школа не создана, можете сказать, с чего начать предпринимателю, который только входит в аграрный бизнес?

- Ему нужно в первую очередь решить вопрос с землей. Фермеров без земли не бывает в принципе. Более того, без земли практически нереально получить финансовую поддержку государства в виде гранта. Если предприниматель живет в деревне и хочет заняться сельхоздеятельностью, он должен отправиться в свой муниципальный орган и настойчиво попытаться получить землю. Это ему сделать будет непросто. Сейчас распределением земель сельхозназначения занимаются муниципальные органы - администрации районов. И тут начинается самое интересное, потому что эти удельные князья совсем не спешат раздавать земли, даже в аренду. По моим подсчетам, у нас в крае около 80% глав районов не хотят развивать фермерские хозяйства именно потому, что фермер просит землю. Они же ее с удовольствием используют на что-нибудь другое. Сегодня практически все фермерские хозяйства жалуются на непонимание со стороны муниципальных органов. Конечно, есть приятные исключения. Есть районы, в которых главы реально помогают хозяйствам с получением земельных участков. Очень плохо, что законодательством не предусмотрены никакие штрафы за то, что земля сельхозназначения не предоставляется именно малым формам хозяйствования на селе в какой-то пропорции. Если бы такие санкции были, то главы районов бегали бы сами за фермерами и предлагали бы им землю.

- Вашей ферме – «Коза-Дереза» удалось получить землю?

- У нас с землей до сих пор все грустно. Мы сегодня находимся в такой стадии, что активно не развиваемся и не занимаемся теми видами сельхозпроизводства, которыми бы хотели. У меня до сих пор только та земля, которую я сам купил в 2013 году. Сейчас, мы периодически связываемся с администрацией района, но результата  нет.

С февраля рассматривается вопрос о предоставлении нам свободного земельного участка, прилегающего к нашей земле, который в настоящее время не используется. Этот участок нам очень нужен для выпаса животных и развития сельского туризма, которым мы сейчас успешно занимаемся, но его развитие тоже находится в текущих обстоятельствах под вопросом.  

- Помимо сложности в получении земли, с какими еще трудностями столкнется начинающий фермер?

- Я детально могу говорить только о животноводстве, так как сам им занимаюсь.

Считаю, что ветеринарная поддержка в крае оставляет желать лучшего. Ветеринарное сопровождение должно происходить по инициативе государственных служб, а не фермер должен  бесконечно быть озабочен ветеринарными проблемами. Далеко не каждое хозяйство малой формы может себе позволить собственного ветеринара. А вменяемый участковый  ветврач - большая редкость.

Нам с врачом очень повезло, но немногие могут  похвастаться такой ситуацией. Эта же проблема беспокоит и владельцев ЛПХ. При этом система ветеринарного контроля, именно контроля, - достаточно жесткая и работает отлично. У нас все меньше становится ветеринарных пунктов. Многие из них вообще закрылись. Но это какая-то федеральная проблема,  я об этом слышу и от фермеров из других регионов.

- Если землю получить непросто, ветеринарное сопровождение тоже, на что тогда может рассчитывать предприниматель?

- Небольшому фермерскому хозяйству абсолютно реально получить финансовую помощь от государства в виде гранта. Это я могу говорить, как член конкурсной комиссии по грантовой политике в сфере сельского хозяйства в Красноярском крае. У нас есть программа «Начинающий фермер», где аграрий финансирует всего 10%, остальное берет на себя государство. Есть другая программа – «Семейно-животноводческая ферма», где предприниматель софинансирует уже 40% от суммы проекта. Здесь государственная поддержка доходит до 30 миллионов рублей. В этих программах, на мой взгляд, проблема как раз найти хорошие проекты для финансирования. Я считаю, что становится мало хороших проектов и фермеров, готовых их реализовывать. Например, программа «Начинающий фермер» работает с 2012 года. Ежегодно 50-60 человек получают поддержку и 90% из этих хозяйств работают хорошо. У кого-то это не очень получается. Проблемы здесь идут как от самих фермеров, так и от неповоротливых отделов сельского хозяйства в муниципальных органах, которые не пришли вовремя на помощь к главе крестьянско-фермерского хозяйства.

- Тогда какие отрасли животноводства перспективны в Красноярском крае, но при этом развиты плохо?

- Например, у нас сегодня не очень развито овцеводство. Мало в регионе мараловодческих хозяйств. Но это, опять же, проблема земель. Я вижу большие перспективы у птицеводства. Мы как раз сейчас готовим новый проект - птицеводческую ферму. Это будет и яйцо, и выращивание птицы на мясо. Хотим заняться и разведением породной птицы, есть неплохой спрос на продуктивную птицу, которая может быть и украшением усадьбы. Планируем также сделать большую экспозицию, собрать много разных пород птиц. Для этого проекта мы уже получили господдержку. Проект будет называться «Вилла курица», и займется не только производством мяса и яиц, но и понесет достаточно интересную образовательную составляющую. Я вообще считаю, что фермерство на начальном этапе  без поддержки государства не имеет смысла.

- Это нерентабельный бизнес?

- Конечно, занимаясь сегодня фермерской деятельностью, с голоду не умрешь, но и виллу в Испании быстро не купишь. Мы просчитывали, что если маленькое семейное хозяйство из четырех-пяти человек занимается фермерством и кормит своей продукцией 20 городских семей, то это позволяет им жить в деревне неплохо. И это, по моему мнению, идеальная модель фермы на селе. Пусть их будет много, рынка всем хватит.

Тут есть другая проблема. Многие фермеры видят розничную цену на продукцию и хотят по ней продавать. Но, ребята, вы же производители. Розница тоже что-то должна зарабатывать. Если вы будете ставить цену на ту же баранину как на рынке – 380 рублей за килограмм, в сети никогда не попадете. Просто ее оптовая цена в том же Казахстане или на Алтае 220 рублей. Какой смысл тогда ритейлу с фермерами сотрудничать?

- Фермерам нужно стремиться на полки в крупные продуктовые сети?

- Это трудный вопрос. Я вообще считаю, что у каждого фермера должна быть своя личная торговая точка, в которой он отвечает за качество. Небольшие фермерские хозяйства не смогут обеспечить тот объем продукции, который нужен сетям. Это уже значит, что фермерскую продукцию на полках задвинут. Плюс к этому, те поправки, которые хотят ввести в «Закон о торговле» (об утилизации просроченных остатков самими сетями - ред.) приведут к тому, что никто не будет работать со скоропортящейся продукцией. Это крайне непопулярная мера. Я, может быть, хочу, чтобы мне возвращали мое прокисшее молоко, а не выбрасывали его.

Более того, я сейчас скажу совсем не популярную вещь. Если мы хотим по-настоящему хорошую продукцию на прилавках, то распространять ее надо в торговых точках, которые будут принадлежать какой-то контролируемой государством организации. Она будет отвечать за ассортимент и качество продукции в этих магазинах. В свою очередь, город должен предоставить такие торговые точки только с тем условием, что туда попадает продукция только товаропроизводителя из Красноярского края.

- Есть же подобная сеть - «Чистые луга»?

- Есть. Этот проект сделали, но никаких ограничений не прописали, и никакого контроля там нет. Это обычный коммерческий проект, достаточно успешный, но не несущий ни социальной нагрузки, и не выдающий преференций местным производителям.

Городу сейчас нужна сеть магазинов и несколько рынков, которые будут приоритетно продавать именно местную продукцию под строгим контролем краевой власти, я бы хотел подчеркнуть – краевой.  

- Может тогда фермерам стоит вернуться к советскому опыту создания кооперативов и выступать единым пулом?

- Я всегда раньше считал, что, где колхоз - там голодуха. Но, сегодня фермерам однозначно необходимо объединяться в кооперативы. Думаю, что в ближайшие годы вся господдержка сведется к работе именно с кооперативами. Никто не будет заниматься  каждым фермером в отдельности. В свою очередь, нормальный председатель кооператива всегда найдет сбыт фермерской продукции. Я сам готов вступить в подобную организацию. Например, сегодня в регионе неплохо развивается то, чем мы занимаемся - козоводство. Продукции из козьего молока не хватает. Но, при этом, одному фермеру непросто делать сертификации, искать корма, сохранять объемы  производства , находить сбыт. В кооперации это было бы делать гораздо проще.

В  крае должен появиться оптово-распределительный центр, который будет закупать централизованно продукцию у растениеводов и животноводов, и доводить ее дело до прилавка. Это реально снизит цену на продукцию. Сегодня у нас перекупщики зарабатывают больше, чем фермер. Если убрать это звено, то окажется, что картошка, купленная в Шушенском районе, например,  за 10 рублей, в Красноярске будет продаваться за 13 рублей,  а не 25, как сейчас зачастую происходит.

Справка: «Коза-Дереза»

Фермерское  хозяйство «Ферма «Коза-дереза»   работает с 2014 года.

Основное направление: козоводство (проект  поддержан  по грантовой программе «Семейная животноводческая ферма» в 2013 году). В настоящее  время хозяйство занимается  разведением породных животных, производством сыра и молочной продукции, сельским туризмом, развивает сельскую торговлю.

 

Виктория Мельникова

Источник: КрасФермер