КрасФермер

07-06-2019 Леонид Шорохов, вице-премьер правительства края – министр сельского хозяйства и торговли

«Надо во время подставить бизнесу плечо, и он сможет безгранично развиваться в любых направлениях»

Вице-премьер правительства Красноярского края - министр сельского хозяйства и торговли Леонид Шорохов с прессой общается редко, но всегда честно отвечает на все вопросы. В этот раз он собрал журналистов на брифинг, чтобы рассказать о посевной кампании, экспортном потенциале края, органическом земледелии и планах по созданию торговой сети для местных фермеров.

- Можно ли говорить, что посевная кампания-2019 в Красноярском крае закончена?

- В этом году всё способствовало тому, чтобы мы сделали очень хороший задел для будущего урожая. Теперь всё, на мой взгляд, зависит только от погоды. Надеюсь, она нас не подведет. Хотя последние два года – две весны были непростые - затяжные, холодные. В 2018 году последние сроки посева у нас были  20 июня. По срокам вегетации мы могли бы просто не убрать хлеб. Он бы не вызрел. Но октябрь был нормальным. В целом, край уложился в оптимальные агротехнические сроки посева главной культуры – пшеницы. На 6 июня засеяно 98% или 1 196 000 гектаров ярового сева и 880 тысяч гектаров (тоже 98%) - зерновых и зернобобовых.

Если говорить о сокращении посевных площадей, то оно было небольшим. Произошло перераспределение в сторону тех культур, которые, на мой взгляд, сегодня являются высокомаржинальными и дают большую финансовую устойчивость нашим сельхозпредприятиям. Мы значительно увеличили посевы рапса и кукурузы. Прирост масленичных культур составил 20%, а кукурузы - 23%. Сейчас у нас площадь посева кукурузы 28,5 тысяч гектаров. В принципе мы ориентировались, что на одну фуражную корову должно быть хотя бы полгектара кукурузы. Это минимум. В этом направлении мы делаем первые шаги, и я считаю их правильными и выверенными. Уже есть результаты в этой области. Впервые за многие годы, если не десятилетия, край прибавлял почти 10 тысяч тонн каждые полгода к валовому производству молока.

- С некоторых пор ваше министерство отвечает еще и за торговлю. Как сегодня обстоят дела со сбытом продукции местных производителей?

- Один из главных наших приоритетов – увеличение самозанятости, доходности и качества жизни сельского населения. Для этого надо развивать на территории края сбытовой структуру, построить логистическую схему, которая бы помогла оживить личные подсобные и фермерские хозяйства в части увеличения производства и стабильного получения рынка сбыта. Указанная задача будет выполняться за счет повышение эффективности процесса товародвижения на продовольственном рынке. Буквально 31 мая на юге края в рамках расширенного совещания под руководством губернатора я докладывал о своем видении решения данной задачи.

В качестве территории пилотного проекта выбран юг края. На первом этапе планируется создать здесь систему современных комплексов по хранению, обработке, реализации дикорастущей продукции. Мы пошли на возрождение заготовительных пунктов. Они позволят внести оживление, увеличить самозанятость сельского населения. Особенно это актуально на юге края. На мой взгляд, там по дикоросам мы потеряли почти все позиции за последние десятилетия. В селах Идринское, Курагино, Каратуз, Субботино будут созданы заготовительные пункты. Они учтут специфику территории. Будут иметь набор оборудования и небольшое помещение для розничной торговли. Через эти объекты мы собираемся снабжать сельское население качественной продукцией, которая сделана местными товаропроизводителями. Начинать эту работу тяжело. Опыта создания подобной комплексной системы сбыта на территории России пока нигде нет. Мы топчем эту тропу сами. Понятно, что здесь надо грамотно и точно рассчитать возможности бюджета и эффективность вложения бюджетных средств.

На втором этапе планируется строительство мощной базы по переработке дикорастущей продукции (и не только). Последний третий этап - создание товаропроводящей сети. Я понимаю, что мы не можем конкурировать с крупными ритейлерами. Через них идут большие потоки. Но, вместе с тем, есть понимание, что собственная сеть поможет нашим сельхозпроизводителем. Станет маркером по ценам на продукцию. Будет заложен единый подход и стандарт. Посмотрим, как у нас это получится.

- Какая сумма инвестиций в этот крупный сбытовой проект?

-  Повторюсь, эта задача непростая. К ней наскоком не подойдешь. Только системная работа сможет помочь выйти на какие-то цифры, которые мы вместе с вами будем обсуждать и анализировать.

Пока можно говорить только о первом этапе. Строительство заготовительных пунктов оценено примерно в 150 миллионов рублей. Далее - второй и третий этапы – мы сможем говорить о финансировании, когда увидим, какой поток товарооборота будет. Надо во время подставить бизнесу плечо, и он сможет безгранично развиваться в любых направлениях.

- К 2014 году планируется увеличить экспорт продукции АПК края в два с половиной раза. За счет чего?

- Это непростая, но вполне выполнимая задача. Нам надо к 2024 году увеличить экспорт нашей сельхозпродукции - достигнуть цифры в $ 49 миллионов. Считаю, что для нас это не предел.

Когда мы обсуждаем увеличение экспортной составляющей, мы, прежде всего, говорим о проблемах, которые могут возникнуть при выполнении  поставленных показателей... Здесь большое значение в выполнении нацпроекта имеет появление на территории края новых продуктов с добавленной стоимостью. В министерстве разработана инвестиционная карта до 2031 года. У нас планируется к реализации 75 инвестиционных проектов более чем на 65 миллиардов рублей. Из них в области животноводства будет 31 проект; 32 – в переработке сельхозпродукции и 12 проектов в растениеводстве. В том числе, строительство круглогодичных теплиц в Шарыповском районе. Инвесторы считают, что круглый год смогут обеспечить свежими овощами и салатной группой не только население края, но и будут продавать на экспорт в Казахстан.

Есть еще один крупный проект по глубокой переработке зерна. Инвестиции в него составили 12,5 миллиардов рублей. С мощностью 125-150 тысяч тонн. Это только первый этап. Буквально неделю назад у меня были переговоры с инвесторами, которые уже задумываются о второй очереди. Всё это новые виды продукции, которых не было на территории края, - лизин, глютен, крахмальная группа. Это тоже один из проектов, который позволит увеличить нашу экспортную привлекательность.

Немаловажный вектор направления в экспорте нашей продукции – это органическое земледелие. Это предприятия, отобранные продовольственными комиссарами из Европы. Главное условия, чтобы на полях этих компаний не применялись ни минеральные удобрения, ни средства химической защиты растений. Комиссары выезжают и сертифицируют. Я думаю, что меры поддержки этой отрасли в России появятся с 2020 года. Мы здесь уже сделали первые шаги. У нас есть опыт продажи органической продукции в Европу. Цены на нее там чуть ли не в два раза выше, чем внутри страны. В Красноярском крае есть около 15 компаний (фермерских хозяйств, так как большие агрохолдинги не пойдут на это никогда) готовых работать в этом направлении.

- Почему ни одно краевое предприятие не было аккредитовано для работы с Китаем по поставкам молока и мяса?

- Во-первых, это зависит во многом от руководителей предприятий. Мы говорим им, что меры господдержки, которые действуют на территории края,  конечно, уникальны, но они не должны ограничивать вас в поисках новых рынков сбыта. Успешность любого предприятия зависит от того, какую нишу оно найдет в сбытовой схеме. В этой части, думаю, мы войдем и расширим список и «молочников» и «мясников». Например, наша «Сибирская аграрная группа» плотно работает в этом направлении. Есть успешная договоренность с Китаем, где производство свинины запредельное, но вместе с тем, они находят нишу для сотрудничества по отдельным видам продукции. Другой пример агрохолдинг «Саянмолоко» куда входит восемь предприятий южной территории края. Они изучали вопросы, связанные с созданием совместного предприятия. Но с нашими китайскими друзьями сложно в этой части работать. Я уже десять лет встречаюсь с различного рода китайскими бизнесменами и дальше того, что мы мило друг другу улыбаемся, рассыпаем комплименты, дело не идет. Еще практически ни одного юаня на территории края не потрачено. Я имею в виду, на строительство предприятий. Хотя они всегда с интересом говорят: продукция сибирских регионов экологически чистая и очень нам интересна. Но пока процесс идет туго... Тут много предстоит преодолеть моментов, которые сдерживают работу.

- Коллеги из Министерства лесного хозяйства края не так давно заявили, что 65% лесных пожаров идут с земельных категорий. Как правило, это земли сельхозназначения. Есть какие-то меры, которые предпринимает ваше министерство, чтобы предупредить подобные ситуации?

- Непростой вопрос. Конкретных цифр на руках ни у кого нет. Я запросил у МЧС данные, сколько вообще протоколов об административных нарушениях вынесено в отношении сельхозтоваропроизводителей. В мае, когда речь шла о лесных пожарах, министерство лесного хозяйства говорило о «иных категориях». Но это не обязательно земли сельхозназначения. К ним относятся земли населенных пунктов, сенокосы, отданные в аренду личным подсобным хозяйствам и просто напросто заброшенные. В мае, когда пошли пожары, у нас уже прибивка влаги на полях была на площади около 600 тысяч гектаров. Это значит, нет никакой стерни и пала. МЧС пошли нам в ряде вопросов на встречу и разрешили контролируемые палы, которые позволят выжигать стерню или остатки соломы. У нас не Краснодарский край, здесь суровые климатические условия. Солома, даже если она дробленая, не успевает перегнить в наших условиях и технологически мы обязаны эту процедуру делать. Мы можем измельчить солому, поставив измельчители на комбайны. Но, в условиях Сибири, это снижает производительность комбайна на 30%. Мы ловим каждый час в сентябре, чтобы быстро убрать. Да, остается солома, контролируемые палы в этой части должны быть…

Еще один вопрос – ответственность за возможное нанесение ущерба здесь должна быть адекватной. В 2011 году мы уже говорили о возможности внесения в закон о господдержке условия: не нарушение сельхозтоваропроизводителями мер пожарной безопасности. Мы готовы лишать господдержки тех, кто нарушил это условие. Но здесь очень четко должны работать надзорные органы и выявлять настоящих нарушителей. У нас может быть так: земли сельхозназначения принадлежат одному. Приехала компания, пожарила шашлыки, кинула спичку, пожар, они уехали, приехала пожарная инспекция и предъявила претензии к собственнику. 

Виктория Мельникова

Источник: «КрасФермер».