КрасФермер

25-02-2019 Сергей Зяблов, заместитель председателя Законодательного Собрания Красноярского края,председатель комитета по делам села и агропромышленной политике

«На селе появился устойчивый класс фермеров»

За последние десять лет в Красноярском крае количество фермерских хозяйств выросло на 80%. Заместитель председателя Законодательного Собрания Красноярского края,председатель комитета по делам села и агропромышленной политике Сергей Зяблов уверен, что такая динамика это результат желания и упорства аграриев вкупе с государственной поддержкой. Теперь, по его мнению, когда фермерство как класс сформировалось, самое время ему сплотиться в кооперативы и решить все проблемы со сбытом, логистикой, маркетингом. О том, какие перспективы у небольших фермерских хозяйств в крае, как работает грантовая система в сельском хозяйстве и о новых инвестпроектах в этой сфере он рассказал в интервью порталу «КрасФермер».

- Сергей Филиппович, Красноярский край лидер в сельском хозяйстве в СФО по многим показателям. Как вам кажется, для Сибири это неплохие результаты или можно было лучше?

- Я бы сказал, что 2018 год показал не просто «неплохие», а впечатляющие результаты. В Сибирском федеральном округе мы занимаем устойчивое лидерство по урожайности. Мы собрали около 2 100 тысяч тонн зерна.Радует, что из всего объема собранного урожая у нас около 90% - это зерновые, соответствующие показателям продовольственной пшеницы. И из них примерно 70% - это пшеница третьего класса, который идет на продовольственную муку.

При этом, если помните, в 2017 и в 2018 годах была затянувшаясяи очень тяжелая посевная кампания. Мы были на грани фола по срокам, но выстояли. Второй момент, край большой – есть все климатические зоны– в одних засушливо, в других много осадков. Это вечная проблема.

Если говорить о другом важном показателе в сельском хозяйстве –   молочном направлении, то здесь, согласно сельскохозяйственной переписи, которая прошла в 2016 году, у нас за десять лет молочная продуктивность увеличилась на 54%. Это говорит о том, что мы динамично развиваемся.

- Результаты сельхозпереписи показали количественный скачок  - почти втрое - фермерских хозяйств. С чем вы это связываете?

- По данным переписи, у нас сегодня в крае зарегистрировано всего 2020 крестьянско- фермерских хозяйств (индивидуальных предпринимателей). Но здесь важен другой показатель – сколько из них, действительно, ведет сельскохозяйственную деятельность. А это 1384 хозяйства (или 60,8% от общего объема). Если сравнивать с 2006 годом, то тогда их было не так много -737. Видите, какой рост?

Если десять лет назад аграрии сеяли 100 тысяч гектар, то сегодня уже 236, 7 тысяч. Это в 2,4 раза выше. Мы и скота имели в личных, подсобных, хозяйствах 2, 7 тысячи голов, сейчас - 21 тысячу голов. То есть почти в восемь раз прирост животных.Да, понятно, хозяйства открываются, закрываются. Но всё равно, против такой динамики не поспоришь. На селе появился фермерский класс.

Конечно, такие результаты не возможны были бы без государственной поддержки. С 2006 года в крае работает закон о господдержке. Он регулярно мониторится. В него вносятся изменения в соответствии с теми требованиями, которые возникают у фермеров.Стараемся исключать из него то, что не востребовано, а направлять туда, где есть необходимость. Например, сейчас у аграриев есть проблемы в кадровом направлении - в обучении, закреплении специалистов на селе. Мы не стоим на месте в этом вопросе. Проводим различные семинары, встречи, выездные заседания комитета совместно с министерством.

В целом в законе мы имеем более 50 видов различных направлений господдержки. Из них для мелких фермерских хозяйств предусмотрено 38. В 2018 году у нас на грантовую поддержку было направлено 41, 5 миллиона рублей. Подано было 60 заявок на гранты. Любопытно, что среди них  50 пришлось на начинающих, молодых фермеров. Получается, фермерство востребовано как бизнес среди молодежи. Спрос на гранты растет. В 2019 году государство направит на поддержку этому сектору уже до 105 миллионов рублей.

- Денежная поддержка – это хорошо, но это не гарантия, что всё получится и бизнес у молодого фермера будет успешным.

- Конечно, очень просто раздать деньги и всё. Но мы стараемся, чтобы соискатели поняли, это грантовые средства – это не субсидия и не подарок. За них надо будет отчитаться, получить какой-то результат. А чтобы он был,помимо прямой поддержки через закон у нас, действуют другие виды помощи фермерам. Например, в крае работают ветеринарные службы. Они помогают хозяйствам решать все вопросы, возникающие с животными. Кроме того, большую работу мы проводим в области агрохимического и фитологического обследования земель. Помогаем растениеводам разобраться в этих тонкостях. Вообще, и в профильном министерстве, и в Законодательном Собрании края все всегда открыты, готовы к диалогу. Если возникает какой-то вопрос, мы оперативно решаем.

- Если у аграриев возникла какая-то проблема. Они озвучили её депутатам Заксобрания и министерству. Как быстро вопрос может решаться «в коридорах власти»?

- Здесь важно вовремя «вскрыть», услышать. Для этого надо бывать на местах, общаться с руководителями. Важно, чтобы эти руководители были не зажаты, легко говорили о своих проблемах. Озвучить их можно на площадках агросоюза, где мы часто встречаемся и общаемся. Кроме того, Министерство сельского хозяйства и торговли проводит квартальные совещания перед подготовкой к сезону, где собирается весь круг специалистов, депутаты, руководители предприятий. Там мы многое обсуждаем. Когда проблема выявлена, может уйти месяц или чуть больше на ее решение. Если решение вопроса требует законодательного вмешательства, тогда процедура может занять квартал. Конечно, сработать депутаты могут оперативно, когда чувствуем, что есть напряг и надо помогать. Мы на очередной сессии озвучиваем эти вопросы и принимаем законопроект в двух чтениях. Думаю, никто не может нас обвинить в том, что мы что-то там заволокитили.

Бывает, конечно, что какие-то моменты мы проглядели. Например, на мой взгляд, мы запустили проблему с семеноводством в крае. Дело в том, что у нас есть хозяйства, которые занимаются селекцией, но их никто не поддерживал. При этом, закупочная цена на «элиту» и другие семена не дает таким предприятиям преференций, а у них другой подход, свои особенности хранение и так далее. Поэтому, пусть и сопозданием, но было принято принципиальное решение, что такие хозяйства мы будем поддерживать.

Или другой пример: мы долго бились за снижение энерго-тарифов для сельхозпредприятий. Понятно, что это не наша компетенция, но делать что-то надо было. В итоге решили, что профильное министерство найдет какие-то иные подходы экономии электроэнергии. Нашли интересный выход перехода хозяйств на другие тарифы. Но это быстро не делается, предприятиям надо финансово вложиться в новую систему экономии электроэнергии, и уже потом получать господдержку. Эта тема специфичная, нужны усилия со стороны сельхозтоваропроизводителей.

- Про энерготарифы фермеры говорят не так много, как про сбыт. Это для них одна из основных проблем. На ваш взгляд, как государство может помочь в её решении?

- Первое, для фермеров выход - потребительскаякооперация. Как они к ней относятся? Многие, наверное, не понимают и боятся. А ведь, как говорят: прутик можно согнуть, а веник – нет. Сила в объединении – не могут они этого понять. Каждый держится за своё. У меня есть живой пример. Часто приходится бывать в своем округе. Однажды на встречи с жителями ко мне подошла одна женщина, мать двоих детей. Они с мужем держат небольшое хозяйство. Она попросила помочь с реализацией продукции. Тогда на территории КрасТЭЦ открыли крытый рынок. Я подъехал к ребятам. Они говорят: «Да нет вопросов.Мы даже сами ищем таких фермеров с продукцией.Бесплатно места предоставляем». Я эту информацию передал той самой женщине. Вы думаете, они поехали? Нет. Почему? Всё просто. Уехать – это значит оставить хозяйство, а для них это - нереально. И еще не понятно, продадут они в Красноярске свою продукцию или нет? А так, создали бы кооператив, нашли бы председателя. Он бы уже решал все сбытовые и логистические вопросы, а им бы осталось только поставлять свою продукцию. Это уже какое-то движение вперед. Но не хотят. Здесь бы, сейчас, собрались десять фермеров и сказали: «Сергей Филиппович, помогите нам, как кооперативу, организовать переработку, дайте контакты тех, с кем можно выстроить партнерские отношения». Ни одного нет!Я с нетерпением жду, когда появятся вот такие кооперативы. Мы бы за руку их вели, помогли. Есть, конечно, успешные примеры в крае, но пока еще единичные.

Второй момент – хороший источник сбыта это госзаказ. Наши муниципальные предприятия, больничные комплексы, школы должны брать свежий продукт. Это абсолютно правильный подход. Здесь и губернатор заинтересован. Он настаивает, чтобы мы нашли пути решения этого вопроса. Я вижу тут большую перспективу. Наши фермеры уже готовы предоставить качественный, вкусный продукт. Надо искать пути решения этой проблемы.

- На ваш взгляд, есть в крае отрасли сельского хозяйства, которые пока не развиты, но имеют большие перспективы?

- Могу сказать, что сегодня у нас запущено несколько масштабных, интересных инвестиционных проектов. Например, в Шушенском районе строится молочный комплекс. Там планируется получать и перерабатывать 120 тысяч тонн молока. Еще одно хозяйство строится в Синеборске - животноводческий комплекс на две тысячи голов. Готовится проект завода в Курагинском по переработке зерна. В целом около 23 миллиардов рублей направлено на 52 инвестпроекта. Реализовываться они будут с 2019 по 2021 год.

Если говорить о перспективных отраслях, то их тоже много. Те же дикоросы. По этому показателю мы отстаем от других регионов СФО, хотя потенциал огромный. У нас нет заготовительных центров, нет промышленной переработки. Институт заготовки потерян, его надо возрождать. Мы с министерством будем развивать зональные логистические центры, которые бы занимались приемкой дикоросов. Я был в Томске. У них остались заготконторы, которые активно принимают у населения грибы, ягоды, орехи. Примерно 60 тысяч людей ежегодно участвуют в таких сборах. Люди за сезон зарабатывают, а потом весь год спокойно живут. Более того, там есть производство. Они из кедрового ореха делают 12 наименований, а из пихтовых иголочек экстракт, который у них закупают австрийцы. Нам надо к этому стремиться. Здесь еще много работы.

Виктория Мельникова

Источник: КрасФермер