КрасФермер

18-04-2019 Зачем фермерам кооперация

Сельское хозяйство спасет кооперация. В этом уверены чиновники, депутаты, представители науки и различных аграрных объединений

Сельское хозяйство спасет кооперация. В этом уверены чиновники, депутаты, представители науки и различных аграрных объединений. Не уверены только фермеры, которые не спешат объединяться, несмотря на приятные бонусы в виде господдержки и налаживания сбыта. Их смущает возвращение в прошлое, общая ответственность и туманные перспективы. Возможно ли в будущем, личным подсобным и небольшим фермерским хозяйствам выжить без кооперации?

Объединяйся или проиграешь

Смена приоритетов в российском сельском хозяйстве заставила многих заговорить о забытой когда-то кооперации. В мае прошлого года Президент Владимир Путин обозначил основные задачи «на будущее развитии России». Среди всего прочего была упомянута сельхозкооперация. «Формирование эффективной системы разделения труда и производственной кооперации … в целях увеличения объема торговли…» стало одним из основных постулатов развития сельского хозяйства в России. При этом все сразу вспомнили о том, что, с одной стороны, сама система кооперации нам не чужда и знакома, чуть ли, не с царских времен. С другой, Европа и Америка уже давно строят свою аграрную политику именно на объединении фермеров.

По словам председателя координационного совета Ассоциации сельхозпроизводителей, переработчиков и торговли «Енисейский стандарт» и по совместительству идеолога ТМ «Село Родное» (сельскохозяйственный сбытовой кооператив «Полезные продукты») Игоря Домнина, сегодня конкурентоспособности в АПК можно добиться только за счет кооперации. «Никак иначе. Сфера АПК специфичная - там большое количество переделов – вся цепочка от поля до прилавка. Плюс к этому, широкая география сельхозактивов, значимая роль логистики и очень высокая капитализация. Встает вопрос: в состоянии ли все эти задачи решить одно предприятие? Вряд ли», - поясняет г-н Домнин.

При этом конкурентоспособность здесь считается не менее важной, чем налаживание сбыта. «Условно говоря, - отмечает Игорь Домнин. - Розница может сколько угодно ради родных красноярцев напрягаться, делать наценку всего 2%, но при этом, если есть агропроизводство с неэффективными подходами, которое имеет высокую себестоимость - вряд ли такой продукт найдет место на полках».

Сбыть всё

Тем не менее, на полки супермаркетов, особенно крупных региональных и федеральных сетей, хочется попасть многим местным производителям. И это самый очевидный плюс кооперации. С небольшими сельхозкомпаниями, а тем более, отдельными фермерами, сетям работать неинтересно. Председатель сельскохозяйственного потребительского перерабатывающего кооператива «Хороший», руководитель «Енисейского мясокомбината» Владимир Беккер вспоминает, что два года его предприятие безрезультатно завоевывало сетевой рынок Красноярска: «Вообще очень тяжело ведутся переговоры с сетями. Они просят дешевый товар с большим сроком годности. Натуральный продукт этого не приемлет…А сетям нужен недорогой товар, который лежит полгода и никто не заморачивается как его продать».

В итоге, чтобы решить проблему с реализацией, Владимир Беккер создал в Енисейске небольшой кооператив. А уже в этом году его предприятие стало сотрудничать скооперативом «Полезные продукты» и вести переговоры с  «Командором» о поставке туда колбас «Енисейского мясокомбината» под брендом «Село Родное».

У самих «Полезных продуктов» («Село Родное») еще более впечатляющий опыт работы с сетями. Им удалось на полках «Командора» потеснить двух молочных гигантов – Danone и Вимм Билль Данн. Здесь сыграли роль несколько факторов, в том числе, маркетинг и продвижение. Это еще один плюс кооперации. По словам председателя совета директоров ОАО «Молоко» (входит в «Енисейский стандарт», «Полезные продукты», на его заводе создано семь кооперативов по сбору сырого молока) Александра Девяшина, кооперация должна вкладываться в маркетинг, продвижение продуктов своих членов. «Когда мы начинали, то обеспечивали работу кооператива за счет взносов. Сейчас кооператив работает на самоокупаемости. Более того, он создает собственный ресурс для маркетинга», - отмечает г-н Девяшин.

Еще одна сбытовая проблема, которую в Красноярском крае может решить только кооперация, это выход на ёмкие рынки госзаказа и северного завоза. Эти сегменты всегда были интересны фермерам и сельхозпроизводителям. Однако порог вхождения – неподъёмно высок, и освоить эти ниши отдельным игрокам - нереально. Председатель сельскохозяйственного комплексного потребительского кооператива «Агрофедерация» Сергей Матяш говорит, что создание этого проекта во многом объясняется именно интересом к этим рынкам сбыта. «Сегодня госзаказ стал рассадником подделок. Всё, что поставляется в школы, детские сады, больницы на 90% контрафакт. Поэтому важно поставлять туда качественную продукцию местных производителей, которые несут ответственность за то, что они делают. Еще один сегмент – это северный завоз. Этот рынок мы совсем потеряли. Туда практически ничего из краевых продуктов питания не завозится. Мы в этом направлении уже начали работу. Договорились с основными участниками рынка в Норильске и Дудинке. Сейчас планируется заключение контрактов. Мы надеемся, что уйдет туда от 6 до 7 тысяч тонн продуктов питания, произведенных краевыми производителями», - рассказывает Сергей Матяш.

Кооперация дело добровольное…

Государство, в свою очередь, поддерживает кооперативное движение и сулит фермерам, создающим подобные объединения, много всего интересного. В частности, по словам заместителя министра сельского хозяйства и торговли Красноярского края Оксаны Дивногорцевой, в 2019 году субсидиарная господдержка краевых сельскохозяйственных кооперативов из федерального и краевого бюджетов может достигнуть 24 миллионов рублей.

«Сегодня есть федеральный проект, участниками которого стал Красноярский край, - «Развитие системы фермерства и сельской кооперации». В данном случае речь идет о кооперации именно как о потребительской кооперации – инструменте, который акцентирует внимание и объединяет малые и средние формы хозяйствования... Именно в рамках этого национального и теперь регионального проекта есть значительные меры господдержки для сельскохозяйственных кооперативов края», - поясняет г-жа Дивногорцева.

Заместитель министра рассказала о трёх новых мерах господдержки. Так, возможно возмещение им части затрат, связанных с приобретением имущества, в целях последующей передачи этого имущества в собственность членов данного кооператива. Это может  быть техника, оборудование, скот, посадочные материалы. Также законодатель предполагает возмещать сельскохозяйственным кооперативам приобретение техники и оборудования, которое будет использоваться этим кооперативам для оказания услуг своим членам (для переработки сырья, производимого членами кооператива, для вспашки земель) и мобильных торговых объектов. Третье мероприятие - возмещение затрат на покупку сырья.

При этом Оксана Дивногорцева добавляет: «Однозначно, кооперация – это дело добровольное, но мы все прекрасно понимаем, что бесплатный сыр только в мышеловке. Если бюджет хочет предоставить вам какие-то средства, он, безусловно, что-то хочет получить взамен. В данном случае «взамен» - это как раз вовлечение в члены кооперативов новых фермеров, ведущих личные подсобные хозяйства».

Делим всё пополам

Обещания государства и успешный опыт коллег не мотивируют фермеров к объединению. Скорее даже, наоборот. По данным краевого профильного министерства, на 10 апреля 2019 года в реестре состоит 59 сельскохозяйственных потребительских кооперативов. В начале этого года их было 62. В январе 2017 года – 76, а в 2016 – 81. Любопытно, что в 2016 году в реестр вступило два новых кооператива, а 12 вышло из него. В 2018 году появился один участник этого рынка, при этом 15 кооперативов свернули свою деятельность. Получается, фермеры не спешат вступать в кооперативы, организовывать новые объединения.

Заместитель председателя Законодательного Собрания Красноярского края, председатель комитета по делам села и агропромышленной политике Сергей Зяблов считает, что, скорее всего многие фермеры не понимают и боятся кооперации. «Сила в объединении – не могут они этого понять. Каждый держится за своё… А так, создали бы кооператив, нашли бы председателя. Он бы уже решал все сбытовые и логистические вопросы, а им бы осталось только поставлять свою продукцию. Это уже какое-то движение вперед. Но не хотят. Здесь бы, сейчас, собрались десять фермеров и сказали: «Сергей Филиппович, помогите нам, как кооперативу, организовать переработку, дайте контакты тех, с кем можно выстроить партнерские отношения». Ни одного нет!», - сетует депутат.

С ним соглашается глава Бирилюсского района Вячеслав Лукша. К числу тормозящих факторов он относит сибирский менталитет. «Здесь каждый сам себе хозяин – «это мой дом, мой двор, моя корова». Переломить ситуацию сложно. Особенно у тех фермеров, которым сейчас 50-60 лет. В кооперацию их не затащить. Акцент надо делать именно на молодых», - отмечает г-н Лукша.

Останавливает фермеров, возможно, еще и тот факт, что при слове «кооперация» они вспоминают негативный советский опыт. «Многие, не без основания, помнят старое утверждение – где колхоз, там голодуха», - поясняет председатель Ассоциации К(ф)Х и сельхозкооперативов Красноярского края Андрей Болсуновский.

Кроме того, не всегда просто складываются отношения внутри кооператива между его членами. По словам Владимира Беккера, в кооперации должны активно принимать участие все участники кооператива. «В нашем случае – мы собрались, поговорили, за счет взносов начали приобретать оборудование. На этом крестьяне поняли, что их задача закончилась. Начали активно выращивать скотину и требовать от меня как от председателя увеличивать объемы продаж. Поэтому я бы посоветовал перед созданием такого объединения очень внимательно подходить к выбору пайщиков», - делится опытом руководитель «Енисейского мясокомбината». С ним соглашается председатель правления старейшего кооператива региона – Крайпотребсоюза Валентина Ивлева: «Кооперация жизнеспособная вещь. Но у нас ответственность членов низкая. Если кооператив создается нужно понимать ответственность лежит на всех его членах».

Бывают и другие ситуации, когда отдельным членам кооператива становится тесно в рамках объединения, хочется самостоятельности. Так из «Полезных продуктов» в свое время вышел «Племзавод «Таежный» (ТМ «Исток»). Игорь Домнин: «В данном случае предприятие делало свободный выбор и добровольно входило в кооператив, четко понимая, что им это даст. У «Истока» своя известная марка и они решили работать самостоятельно. И, я думаю, наверное, правильно сделали. Не должно быть такого: все срочно входят в кооперативы. Сегодня много других разнообразных форм деятельности и каждый должен осознать, что ему нужно. Кооператив требует определенной открытости и прозрачности. По большому счету, работа под одной маркой – это колоссальная ответственность. В идеале это самостоятельный и взаимный контроль. Последнее – самое болезненное. Ты должен в любой момент в свой цех впустить технологов и показать, как работаешь. Это не всегда приятно. Тут много нюансов, поэтому я всем кооператив прописать не могу».

И, тем не менее, несмотря на «нюансы» со временем в кооперативы придется вступить всем фермерам. «Сейчас серьезно не хватает разъясняющей политики, потому что у нас большое количество фермеров – 2 876 работающих хозяйств, но отношение к объединению, кооперации у них пока достаточно осторожное. На самом деле, это плохо. Судя по федеральной политике, если и будет поддержка малых форм хозяйствования на селе, то она будет проводиться как раз через такие формы, как кооперативы. Поэтому дело ближайших двух лет — объединение фермеров в кооперативы. Если создать 200-300 кооперативов, то у нас будут фермеры с собственной продукцией, за качество которой не будет стыдно», – заключает Андрей Болсуновский.

Другой вопрос, будет ли работать кооперация из-под палки.

Виктория Мельникова

Источник: КрасФермер.